В нашем музее:

Юноши  с мех.-мата


Ресурс предназначен для просмотра браузером Microsoft Internet Explorer версии 6.0 или выше.



Коптюг - преподаватель. Н.В. Дулепова

В рассказах о В.А. Коптюге, как правило, отсутствует отрезок времени, связанный с его работой на кафедре органической химии университета. И в самом деле - сколько кафедр в университете? в Новосибирске? в России? А сколько председателей Сибирского отделения? Вот и представляется работа на кафедре незначительным эпизодом. Однако 25 лет — это срок немалый, даже если эта работа не была главным и единственным делом жизни. Может быть, данный отрезок его жизни важен не столько для него, сколько для людей, которым посчастливилось работать в это время на кафедре.


Валентин Афанасьевич обладал очень ценным для окружавших его людей и в то же время сильно осложнявшим его собственную жизнь качеством: он ничего не делал в полсилы. Это в полной мере относится и к его деятельности на кафедре.
Можно только догадываться, как непросто было ему реализовывать принципы формирования кафедры, не совпадавшие с тогдашней кадровой политикой в университете. Удачное сочетание штатных сотрудников, совместителей, аспирантов и их руководителей создавало на кафедре атмосферу, в которой просто невозможно было оставаться равнодушным к тому, чем жила кафедра. Не все было просто: возникали проблемы, порой конфликты, но никогда не было дрязг и бесконечных разборок. Валентин Афанасьевич так разрешал «нестандартные ситуации»: он собирал всех, предлагал каждому изложить свою точку зрения; выслушивал внимательно, не перебивая. Иногда едва заметно морщился, если кто-то перебирал в эмоциях. Потом принимал решение и излагал его так, что обиженных, как правило, не оставалось.


В.А. Коптюг считал, что для студентов младших курсов очень важно общение с преподавателями не только в аудитории, но и за пределами расписания. Именно поэтому он создал все условия для научной работы штатных преподавателей в университете и добился того, что как обслуживающие, так и научные подразделения Новосибирского института органической химии воспринимали кафедру частью института и на кафедру, как и на лаборатории института, выделялись лимиты на стеклодувные работы, на обеспечение приборами, на аналитические работы, время для работы в отделе физических методов анализа. Возможности полноценной научной работы привлекали студентов младших курсов на кафедру, а затем и в институт.
Сам Валентин Афанасьевич на протяжении многих лет читал курс «Теоретические основы органической химии». Читал, как и все, что он делал, блестяще. Его лекции отличала безупречная логика и такое глубокое владение материалом, что самые сложные вещи в его изложении казались простыми и понятными. И сколько бы он ни читал этот курс (если не ошибаюсь, более десяти лет), на лекциях всегда присутствовала масса «посторонних» людей — сотрудники институтов, и не только НИОХ, аспиранты, командированные.


В 80-х годах на факультете естественных наук существовала практика альтернативных курсов, что-то типа «горячих точек» соответствующих разделов химии. Валентин Афанасьевич читал «Современные проблемы органической химии» в течение трех лет, уже будучи председателем СО АН. Порой приезжал на лекцию прямо с самолета, к первой паре, но не было случая, чтобы лекция не состоялась или оказалась «сырой». Просто в зависимости от степени усталости он говорил с разной скоростью и громкостью. И на этих лекциях сидел разный народ: химики, записавшиеся на другие курсы, физики, биологи. Иногда там присутствовали люди, жаждавшие составить разговор с Валентином Афанасьевичем, минуя секретариат.


К моменту, когда В.А. Коптюг возглавил кафедру, он уже полностью состоялся как ученый и организатор и умел предвидеть направления развития науки, образования, общества в  целом. Три десятилетия назад, когда cлова «информатика», «информационные технологии» еще не произносились так привычно, как сейчас, Валентин Афанасьевич создал на кафедре специализацию по математической химии. Сейчас это назвали бы химической информатикой.


Только благодаря его предвидению и настойчивости физические методы определения строения органических соединений стали неотъемлемой и привычной частью обучения студентов уже тогда, когда они только-только начинали входить в практику работы химиков.
Вспоминается, как проходило долгожданное заселение лабораторного корпуса. Его площади в корпусе были поделены еще на стадии проектирования, а когда пришло время их осваивать, выяснилось, что места катастрофически не хватает. Каким образом тогда решился вопрос о площа дях для экономического и гуманитарного факультетов, не знаю. Знаю точно, что Валентин Афанасьевич в один прекрасный день сказал на кафедре: «Ребята, треть нашей части 5-го этажа отдаем геологам». Последовала немая сцена, потом эмоции, после чего он популярно объяснил необходимость видеть не только интересы кафедры, но и университета в целом. И пошел к ректору предлагать свой план заселения 5-го этажа.


Когда В.А. Коптюг стал ректором, а потом председателем Сибирского отделения, на кафедре поняли, что есть интересы кафедры - и интересы более масштабные, и старались не обременять Валентина Афанасьевича деталями кафедральной жизни, обращаясь к нему только в исключительных случаях. Со временем кафедру возглавил другой уважаемый в химическом сообществе человек.

© ММЦ НГУ 2009