В нашем музее:

На поляне


Ресурс предназначен для просмотра браузером Microsoft Internet Explorer версии 6.0 или выше.



[Список лекций] [Лекция]

Таким он был

(к 50-летию Новосибирского государственного университета)

И. Мешков


Мировую известность Борису Валериановичу Чирикову принесли его теоретические работы по нелинейным колебаниям, классической и квантовой теориям хаоса. Но мало кому известно, что Борис Валерианович был высококлассным экспериментатором, тонко чувствующим особенности и нюансы физического опыта, высокообразованным и широко эрудированным физиком. Друзья и коллеги всегда находили у него помощь, советы, доброжелательную реакцию на самые, казалось бы, «дурацкие» вопросы– их ему можно было задавать любые, не рискуя встретить в ответ высокомерное, как это иногда бывает у «больших учёных», отношение. И этим Борис сниcкал себе глубокое уважение и авторитет. Вот один характерный пример.
Год, эдак, 1964-й. Кабинет Бориса Валериановича, он обсуждает со мной проблемы, возникшие в нашей работе. Звонок. По реплике Бориса - «привет, имя-рек», нетрудно догадаться, кто звонит. Дальше Борис начинает объяснять звонившему, что такое фононы. Я страшно удивлён, т.к. звонит доктор наук из соседнего института, ему-то уж «положено» знать, что это такое. Тем не менее, звонивший совершенно не смущается задавать «студенческий» вопрос, т.к. знает, что нормальная реакция Бориса гарантирована.
Известно, как высоко ценил Бориса Андрей Михайлович Будкер. Для него Борис всегда был критерием принципиальности и честности, хотя зачастую и возражал директору в дебатах за Круглым Столом (такова была атмосфера в ИЯФ, заложенная его основателем).
Беда или трудность любого мемуариста – начиная воспоминания о ком-либо, невольно скатываешься на «себя любимого». Но что поделаешь, если человек, о котором рассказываешь, так вошёл в твою жизнь, что трудно отделить его от себя самого. Да и рассказывать-то всегда стоит о событиях, свидетелем или участником которых был сам…

© ММЦ НГУ 2009